Понедельник, 12.11.2018, 23:51

Приветствую Вас Гость | RSS

Главная » Статьи » Популярное

Гвоздев Александр Федорович Саратов
гвоздев александр федорович саратов

Гвоздев Вячеслав Федорович, г. Красноармейск

Гвоздев Вячеслав Александрович

ООО НАИРИ

ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ НАИРИ

Гвоздев Вячеслав Владимирович

ООО СФЕРА ИТ

ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ СФЕРА ИТ

300000, г. ТУЛА, ул. М. ГОРЬКОГО, д. 49, кв. 181

Техническое обслуживание и ремонт офисных машин и вычислительной техники

Территориальное учреждение Банка России по Саратовской области

Краткая справка

Банк России и его территориальные учреждения действуют на основании Конституции Российской Федерации, Федерального закона от 10.07.2002 № 86-ФЗ О Центральном банке Российской Федерации (Банке России) и в соответствии с Основными направлениями единой государственной денежно-кредитной политики, которые ежегодно разрабатываются Банком России во взаимодействии с Правительством Российской Федерации и утверждаются Государственной Думой.

Функции Банка России в регионах выполняют его территориальные учреждения, одним из которых является Отделение по Саратовской области Волго-Вятского главного управления Центрального банка Российской Федерации (далее – Отделение Саратов).

Отделение Саратов является проводником денежно-кредитной политики Банка России на территории области. Для этого используются основные инструменты денежно-кредитной политики Банка России: предоставление кредитов кредитным организациям области, прием от региональных банков свободных денежных средств в депозиты Банка России, контроль за соблюдением банками нормативов обязательных резервов. Кроме того, Отделение Саратов организует наличное денежное обращение на территории области, обеспечивает потребности наличного денежного оборота Саратовской области банкнотами и монетой, осуществляет контроль за чистотой денежной массы в обращении. Важными задачами Банка России и его территориальных учреждений в регионах являются создание условий для укрепления банковского сектора региона, развития банковских услуг для населения, предприятий, организаций, защита интересов вкладчиков и кредиторов банков. Отделение Саратов осуществляет риск-ориентированный надзор за деятельностью кредитных организаций на территории региона, направленный на укрепление устойчивости банковского сектора и снижение системных рисков. Отделение Саратов обеспечивает эффективное и бесперебойное функционирование платежной системы в регионе. На территории Саратовской области, как и в других регионах страны, действует система банковских электронных срочных платежей, позволяющая банкам осуществлять расчеты в режиме реального времени.

С 1 сентября года Банка России стал мегарегулятором финансового рынка. Банк России является органом, осуществляющим регулирование, контроль и надзор в сфере финансовых рынков за некредитными финансовыми организациями и (или) сфере их деятельности в соответствии с федеральными законами. На территории Саратовской области Отделение Саратов осуществляет надзор за деятельностью микрофинансовых организаций, кредитных потребительских кооперативов, ломбардов, а также рассматривает обращения потребителей финансовых услуг и инвесторов в отношении эмитентов и некредитных финансовых организаций.

В структуру Отделения Саратов входят 7 расчетно-кассовых центров, в том числе расчетно-кассовые центры в Ленинском районе г. Саратова и в г.г. Балаково, Балашов, Вольск, Пугачев, Ртищево, Энгельс. Расчетно-кассовые центры Отделения Саратов выполняют следующие функции: проведение расчетов между кредитными организациями, хранение наличных денег и других ценностей, совершение операций с наличными деньгами, обеспечение их сохранности, расчетно-кассовое обслуживание представительных и исполнительных органов государственной власти, местного самоуправления, обслуживание счетов бюджетов всех уровней и др.

Руководство Отделения Саратов:

Бирюкова Екатерина Ариевна – управляющий Отделением по Саратовской области Волго-Вятского главного управления Центрального банка Российской Федерации

Гвоздев Александр Федорович - заместитель управляющего Отделением по Саратовской области Волго-Вятского главного управления Центрального банка Российской Федерации

Сурменева Екатерина Анатольевна - заместитель управляющего Отделением по Саратовской области Волго-Вятского главного управления Центрального банка Российской Федерации

Приемная

Телефон: (8452) 74-22-48, 23-72-10, 74-20-01, 74-20-02

Постановление Губернатора Саратовской области от 17.02.2010 N 16 О награждении Почетным знаком Губернатора Саратовской области

ГУБЕРНАТОР САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 февраля 2010 г. N 16

О НАГРАЖДЕНИИ ПОЧЕТНЫМ ЗНАКОМ

ГУБЕРНАТОРА САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ

В целях поощрения за заслуги перед Саратовской областью постановляю:

За многолетний добросовестный труд и высокий профессионализм в работе наградить Почетным знаком Губернатора Саратовской области:

Гвоздева Александра Федоровича - начальника Головного расчетно-кассового центра в городе Саратове Главного управления Центрального банка Российской Федерации по Саратовской области.

Александр Гвоздев

Адреса: г.Саратов ул.Танкистов, д.37 оф 413-414

Виды деятельности: Оптово-розничная торговля, Производитель, переработчик, Импорт, экспорт

Типы продукции: Газированные напитки, Соки

ООО «Торговый Дом «Широкий Карамыш»

является производителем фруктовых, плодоовощных соков и нектаров под маркой «Широкий Карамыш». Компания более девяти лет присутствует на рынке безалкогольных напитков, постоянно работая над качеством и расширяя свой ассортимент, который на сегодняшний день составляет 75 позиций. Вся продукция производится по нормативным документам - ТУ и ГОСТ. Соки осветлённые, с мякотью, а так же овощную серию разливают в 3-х литровую стеклянную банку с крышками СКО и ТВИСТ и 19 позиций сока - в литровую бутылку с удобно закручивающейся крышкой Twist-off.

Производство исключительно качественной продукции обеспечивается использованием только натурального сырья, применением современных технологий и оборудования, автоматизированным производством, постоянным лабораторным контролем сырья и готовой продукции, а также квалифицированным персоналом.

По розливу соков в 3-х литровые банки наша компания занимает более 60% рынка РФ. Сок торговой марки «Широкий Карамыш» представлен во всех регионах европейской части России:

С-Петербург, Москва, Псков, Самара, Н. Челны, Пенза, Саранск, Воронеж Великий Новгород, Калуга, Тула, Н.Новгород и т.д.

а также на северном и южном Урале: Пермь, Челябинск, Екатеринбург, Омск, Курган.

Наша компания является поставщиком комбинатов питания Госдумы, Совет Федерации, правительство РФ, Управления делами Президента.

Рады сообщить, что с 1 июля мы начали выпускать газированные напитки в стеклянной бутылке обьемом 0,5литра.

Те, кто знаком с продукцией марки «Широкий Карамыш», по достоинству оценят наши новинки: Лимонад, Дюшес и Грушу.

Особенности технологии выпуска данной продукции:

В производстве лимонадов используется сахар

Все напитки производятся по ГОСТу

Продукция упаковывается по 12 шт.

Главные достоинства нашей продукции:

- использование экологически чистой тары – стекло

- качественный продукт благодаря использованию собственного натурального сырья и сырья лучших поставщиков

- весь ассортиментный ряд постоянно на складе

- большие производственные мощности

- разнообразие объемов и видов упаковок

- оптимальное соотношение цена/качество

- сроки годности продукта до 2 лет

- наличие штрих - кодов ЕАН – 13 на продукции.

В поисках надежного партнера мы предлагаем вашей компании представлять наши соки на взаимовыгодных условиях. Работая с нами, вы обретете надежного, стремительно развивающегося партнера.

Персоналии

Александр Гвоздев Николаевич (15.03.1892 - 19.12.1959)

Гвоздев Александр Николаевич – основоположник Самарской научной лингвистической школы (русистики) автор первого в стране вузовского учебника «Современный русский литературный язык» (М. 1958, 1961, 1967-1968, 1973), по данному учебнику учились многие поколения советских филологов пионер в области исследования детской речи специалист в области фонетики и фонологии, орфографии, стилистики, диалектологии, грамматики автор 100 научных работ, в их числе – 14 книг, многие из которых неоднократно переиздавались, переведены на многие языки доктор филологических наук (1943), профессор (1944) кафедры русского языка Куйбышевского пединститута, член-корреспондент АПН РСФСР (1945).

Творческий путь А.Н. Гвоздева

Родился А.Н. Гвоздев 15 (28) марта 1992 г. в с. Сивинь Краснослободского у.б. Пензенской губернии (ныне республика Мордовия) в семье многодетного сельского священника: у А.Н. Гвоздева было пять сестер и один брат (ещё два брата умерли в младенчестве). Рано умерла мать, и младшие дети росли под присмотром двух теток – сестер отца.

О годах учебы сам А.Н. Гвоздев в автобиографии скупо пишет: «Среднее образование получил в Пензенской духовной семинарии. В 1913 г. поступил на славяно-русское отделение историко-филологического факультета Варшавского университета, где пробыл два года до перехода Варшавского университета в Ростов-на-Дону, потом перешел в Московский университет на то же отделение, которое и окончил в 1918 г. Весною 1918 г. сдал экзамены в Государственной испытательной комиссии на диплом 1-й степени, но не мог представить кандидатского сочинения, так как из-за недостатка средств вынужден был выехать из Москвы». Перипетии университетских переводов относятся, как видим, к годам первой мировой войны, а окончание университета – к первым послереволюционным годам. далее… См. об этом: Очерк жизни и творчества. Воспоминания. Переписка / Составитель Е.С. Скобликова. – Самара: Изд-во СамГПИ, 1992. 136 с.

Приводится по материалам из книги: Развитие филологического образования в Самарском государственном педагогическом университете. Лингвистика. Самара/Сам ГПУ: Изд-во СГПУ, 2006.

Университетские годы А.Н. Гвоздева пришлись на период первой мировой войны. Годы профессионального становления – с 1918 г. – на разруху войны гражданской. Сын родился во время голода 1921 – 1922 гг. когда, по свидетельствам самого А.Н. Гвоздева, семья вела полуголодное существование. Почти весь 20-летний пензенский период А.Н. Гвоздев был занят минимум на двух работах – в педтехникуме, а параллельно – в средних школах, в медрабфабрике, на курсах по подготовке учителей – словесников.

«Кабинет» А.Н. Гвоздева был в спальне, где стояли три кровати, а собственно кабинет составляли письменный стол и этажерка. Здесь же был и «кабинет» жены – учительницы – столик поменьше. Между тем именно с пензенским периодом связано создание работ по диалектологии, детской речи – трех больших циклов работ, требовавших колоссальных затрат времени и энергии.

20 лет длился пензенский период творческого пути – в основном «довузовский» период деятельности А.Н. Гвоздева. Его ознаменовало:

1. Организованное ученым массовое обследование говоров бывшей Пензенской губернии. Удивительно, что оно было осуществлено в течение пяти лет – в 1921 - 1925 гг. Анкетное же изучение заняло всего два года. Результат – 500 ответов на анкету, личное обследование многих говоров, а в совокупности – сведения более чем по 370 населенным пунктам, издание обобщающей работы «Типы великорусских говоров пензенской губернии» (1925), создание первого в стране регионального атласа русских говоров.

2. Создание фундаментальной базы для исследования детской речи – 7 лет работы (1923 – 1929) над дневником развития речи сына (точнее было бы говорить – дневником его общего развития) – почти ежедневные записи.

3. Экспериментальное изучение закономерностей усвоения орфографии, продолженное потом в куйбышевских школах. Это серия экспериментов, с охватом от 300 до 1400 учащихся.

Не приходится говорить о том, насколько масштабными были работы куйбышевского периода, начавшегося в 1938 г.

В это время завершается цикл исследований детской речи, из которых лишь часть – не более половины – легла в основу докторской диссертации, защищенной в 1943 г. В 1945 г. А.Н. Гвоздев избирается корреспондентом Академии педагогических наук РСФСР. В 1947 – 1952 гг. почти неправдоподобно быстро одна за другой выходят концептуально значимые работы: «Основы русской орфографии», «О фонологических средствах русского языка», «Усвоение ребенком звуковой стороны языка», двухтомная монография «Формирование у ребенка грамматического строя русского языка», «Очерки по стилистике русского языка». А ведь это были тяжелые послевоенные годы!

Куйбышевский период открылся с отправки сына в армию, с тяжких предвоенных ожиданий. В самом начале войны, в 1941 г. сын погиб. Всю войну были огороды, была работа со студентами на уборке и «на дровах». Вероятно, только через несколько лет пришел материальный достаток. Но в 1953 году началась лейкемия, омрачившая последние шесть лет жизни А.Н. Гвоздева. Буквально в последние дни жизни он отослал для переиздания рукопись первого тома своего учебника успел подготовить издание книги «Вопросы изучения детской речи» .

В одной из газетных статей А.Н. Гвоздев написал, что, на его взгляд, самая страшная национальная потеря – это утрата гордости за свою работу .

Контрастность внутреннего и внешнего проявляется и в таких, казалось бы, несовместимых чертах, как гордость и скромность.

Гордость патриота, любившего русскую науку, русскую мысль и сделавшего непомерно много для ее развития, человека, неподкупного душой ( и все это чувствовали и смотрели снизу вверх на него, сознавая, что есть еще и честь, и совесть, и достоинство ученого).

Скромность в общении, в манерах он не был артистом ни перед аудиторией студентов, которых не поражал внешней красивостью речи, ни в жизни. И теперь уже (…) сознается, что беседы с ним в узком, тесном кабинете, его тихая речь, оживляющая усталые глаза – это что-то незыблемое и вечное в нас, что осталось навсегда (…).

Фонема – это Гвоздев, синтаксическая синонимия, теория словосочетания – Гвоздев, формирование детской речи – Гвоздев, функциональные стили – Гвоздев.

Научную известность А.Н. Гвоздев приобрел быстро: в 1925 г. 33-летний преподаватель педучилища был избран членом Московской диалектологической комиссии при Академии наук, в том же году его регистрируют как научного работника в ЦЭКУБУ (Центральная комиссия по улучшению быта ученых). В январе 1938 г. Ученым советом Московского института истории, философии и литературы (МИФЛИ) А.Н. Гвоздеву на основе опубликованных работ по диалектологии и детской речи была без защиты диссертации присуждена ученая степень кандидата филологических наук. В том же 1938 году он стал доцентом Куйбышевского педагогического института.

С 1938 по 1959 гг. А.Н. Гвоздев – в КГПИ: доцент, затем профессор кафедры русского языка и методики его преподавания.

Более 20 лет отдавший КГПИ, он оставил редкое по богатству научное и педагогическое наследие, обеспечившее ему широкую известность не только в Советском Союзе, но и за рубежом. Среди его трудов 14 книг, публиковавшихся и переиздававшихся (в том числе и посмертно) в Учпедгизе, «Просвещении», издательстве Академии педагогических наук РСФСР и других издательствах.

В 1943 г. в МГУ – без каких-либо предварительных творческих отпусков, без ухода в докторантуру – Александр Николаевич защитил докторскую диссертацию на тему «Формирование у ребенка грамматического строя». В 1944 г. получил звание профессора.

В 1945 г. избирается членом-корреспондентом Академии педагогических наук РСФСР.

За многолетнюю плодотворную педагогическую деятельность А.Н. Гвоздев был награжден орденом «Знак почета», медалью К.Д. Ушинского, значком «Отличник народного просвещения РСФСР» и многочисленными Почетными грамотами.

С 1953 году началась лейкемия, омрачившая последние шесть лет жизни А.Н. Гвоздева. Буквально в последние дни жизни он отослал для переиздания рукопись первого тома своего учебника успел подготовить издание книги «вопросы изучения детской речи».

Похоронен А.Н. Гвоздев на городском кладбище г. Самары далее… ссылка на фотографию могилы А.Н. Гвоздева – рядом стоит Е.С. Скобликова По воспоминаниям ветерана Куйбышевского пединститута аспиранта проф. Е.С. Скобликовой Людмилы Игнатьевны Бордуновой, в последний путь провожать А.Н. Гвоздева пришли многие студенты, преподаватели. Гроб с телом Александра Николаевича несли на руках от улицы М. Горького до корпуса филологического факультета, находившегося на улице Л. Толстого.

А.Н. Гвоздев – основоположник Самарской научной лингвистической школы русистики

Приводится по материалам из книги: Развитие филологического образования в Самарском государственном педагогическом университете. Лингвистика. Самара/Сам ГПУ: Изд-во СГПУ, 2006.

Годы жизни и научной деятельности А.Н. Гвоздева приходятся на сложный и внутренне противоречивый период в истории языкознания. Уже к концу XIX – началу ХХ вв. наметилась неудовлетворенность многих положениями сравнительно-исторического языкознания, усиливалось внимание к синхронному изучению языка, начали формироваться идеи системного подхода к языку, победившие к двадцатым – тридцатым годам ХХ века. Среди разных направлений развития языкознания особый интерес вызывал функционально-структурный подход к языку членов Пражского лингвистического кружка. Понимание языка как функционирующей системы во многом определило развитие языкознания ХХ века.

У А.Н. Гвоздева нет работ общетеоретического плана, в которых бы специально декларировались общие принципы подхода к языку. Все работы написаны на материале русского языка и посвящены тщательному анализу структуры разных форм его реализации (диалектному языку и литературному, устной и письменной форме языка, разговорной речи).

Но во всех работах А.Н. Гвоздева отчетливо проступает его понимание законов строения и развития языка. Определяющим началом гвоздевского подхода к языку было признание и последовательное утверждение системного характера языка, взаимосвязи всех его элементов, с одной стороны, и столь же последовательное рассмотрение языковой системы как системы функционирующей, используемой в процессе общения, с другой. Связь с языковой практикой всегда учитывалась А.Н. Гвоздевым. Так, при рассмотрении понятия «правильности» языка, которое ученый связывает с понятием нормы, А.Н. Гвоздев пишет: « Понятие правильности в языке не может быть выведено из фактов языка, рассматриваемых изолированно, без учета речевой практики того народа, который использует известный язык в качестве орудия общения». И далее: «Для формирования языковой нормы огромное значение имеет то, что язык представляет систему, в которой однородные явления охватываются последовательно единым правилом». далее… Гвоздев А.Н. Очерки по стилистике русского языка. М. 1955. С. 7-9.

Изучение правил организации языковой системы, продиктованных самой системой в процессе ее функционирования, и становится основным для А.Н. Гвоздева.

Исследования А.Н. Гвоздева охватывают разные области языкознания: фонетику и фонологию, орфографию, стилистику, диалектологию, формирование детской речи, общую характеристику русской грамматической системы. Но А.Н. Гвоздев всегда исходит из понимания целостности языковой системы и особенностей ее функционирования. Идея целостности языковой системы, взаимосвязи всех ее уровней, отчетливо проявляется уже при анализе единиц фонологического уровня, который рассматривается в связи с морфемным, лексическим и синтаксическим (через рассмотрение фонологических единиц разного типа) уровнями. Особое внимание А.Н. Гвоздева привлекает фонемный уровень, составляющий опорную базу для других.

В подходе к исследованию фонологического уровня обнаруживается ряд моментов, характерных для общей лингвистической концепции А.Н. Гвоздева. Во-первых, чётко выделяются центральные вопросы, решение которых определяет понимание языковых единиц и принципы подхода к их вычленению и изучению. Таков вопрос о сущности фонемы и морфемы, принципах их выделения, разграничение вариантных и инвариантных единиц (А.Н. Гвоздев не пользуется данными терминами, но суть выражаемых ими понятий все время им учитывается). Во-вторых, отчетливо проявляется подход к языку как функционирующей, т.е. используемой в процессе общения системе. Отсюда постоянное внимание к позициям говорящего и слушающего, к процессу восприятия речи. В-третьих, единицы фонемного и морфемного уровня рассматриваются в их тесном взаимоотношении, при последовательном разграничении их функций и отрицании «морфемного» подхода к фонемам. В-четвертых, весь анализ проводится на богатом, тщательно отобранном материале с использованием разработанного автором метода «единственной разницы», т.е. метода, при котором проводится сопоставление двух речевых единиц, совпадающих во всех отношениях, кроме одного далее… Гвоздев А.Н. О фонологических средствах русского языка // Избранные работы по орфографии и фонетике. М. 1963. С.142. Этот метод близок к оппозиционной методике Н.С. Трубецкого, но отличается большей ограниченностью сопоставляемого материала (лишь одномерные приватные оппозиции) и спецификой выбора единиц для сопоставления.

Учет коммуникативных функций прослеживается и при анализе единиц больших, чем слово, причем не только в фонетическом, но и грамматическом плане, что сказалось уже в определении содержания морфологии и синтаксиса. «Морфология составляет учение о грамматических свойствах слов, … которые слова приобретают в процессе языкового общения, становясь объектами выражения мысли в предложении… Синтаксис сосредоточивает внимание на том, как эти грамматические средства используются в самом процессе общения, как объединяются слова для выражения мыслей, как из них строится предложение». Далее.

Гвоздев А.Н. О фонологических средствах русского языка // Избранные работы по орфографии и фонетике. М. 1963. С. 100-101.

Анализируя синонимичность различные грамматических конструкций, А.Н. Гвоздев, во-первых, учитывает возможные семантические оттенки, демонстрируя высокие семантические возможности русского языка, во-вторых, выявляет возможности передачи различий в эмоционально-экспрессивной окраске речи путем использования различных грамматических средств (например, усиление степени оценки – положительной или отрицательной – при замене полных форм прилагательных краткими). Такому анализу последовательно подвергаются, по сути, все грамматические категории и синтаксические конструкции русского языка.

Все положения и выводы о стилистических возможностях русского языка А.Н. Гвоздев подкрепляет огромным количеством примеров, тщательно отобранных из классической и современной литературы. Например, в разделах о предложениях цели для иллюстрации семантико-стилистических возможностей разных союзов дан на 3 страницах 21 пример из текстов И.А. Крылова, Н.В. Гоголя, И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого, А.П. Чехова, М.Горького, К. Симонова, Б. Полевого, С. Михалкова, К.С. Станиславского, акад. И.П. Павлова. «Очерки по стилистике» поражают полнотой стилистического анализа всей системы русского языка.

Тот же системно-функциональный подход проявляется и в диалектологических работах А.Н. Гвоздева. С одной стороны, в них продолжаются традиции Московской диалектологической школы, с которой А.Н. Гвоздев был тесно связан с другой, - стремление выявить систему говора, состав ее единиц и особенности современного состояния. При этом для ученого и в данном случае совершенно неприемлем подход «с точки зрения исследователя», возможен лишь подход с позиции «носителей языка и их общения».далее… Гвоздев А.Н. К вопросу о влиянии междиалектного общения на фонетические системы русских говоров // ИАН СЛЯ. 1947. №3. С. 202.

Диалектные системы в представлении А.Н. Гвоздева не являются застывшими, наоборот, они находятся в процессе междиалектного общения. В видоизменениях фонетических систем говоров (а именно они составляют основы диалектных систем), по мнению ученого, «намечается ряд ступеней в трансформации фонетической системы говора под воздействием других говоров, начиная с полной сохранности этой системы, через стадию смещения к частичной перестройке и полному вытеснению элементов говора другими, заимствованными со стороны». Далее.

Гвоздев А.Н. К вопросу о влиянии междиалектного общения на фонетические системы русских говоров // ИАН СЛЯ. 1947. №3. С. 210.

Характеристика понимания языка в лингвистической концепции А.Н. Гвоздева была бы неполной без учета его работ по изучению детской речи. Внимание к детской речи характерно для языкознания XX века, но избранный А.Н. Гвоздевым путь ее изучения во многом уникален.

• все записи оформлены лингвистически безупречно с языковых позиций (в отличие от трудов не только психологов, но и других лингвистов, занимавшихся тем же исследованием)

• даны возрастные этапы, что позволяет проследить тенденции предложена возрастная периодизация

• определены нормативы речевого развития ребенка, которые и сегодня применяются в целях диагностики и прогнозирования.

Наконец, А.Н. Гвоздев первым решился написать, что «усвоение родного языка определяется такими общими психофизиологическими условиями, которые действуют единообразно у всех людей и которые поэтому кладут свой отпечаток на структуру языка». Далее.

Гвоздев А.Н. Вопросы изучения русской речи. М. 1961. С.9, включая таким образом исследования речи в область языкознания.

Значение работ по детской речи не только в богатстве и уникальности собранного материала, тщательности и глубине его анализа, но и в тех общетеоретических выводах, которые делает А.Н. Гвоздев, опираясь на изучение фактов развития детской речи. «Усвоение ребенком языка, - пишет ученый, - представляет собой как бы естественный материал для освещения многих вопросов структуры языка». Далее.

Гвоздев А.Н. Формирование у ребенка грамматического строя русского языка. Ч.2. М. 1949. С.9. Так, различие во времени усвоения разных грамматических категорий может служить своеобразным показателем их коммуникативной значимости. В этом плане очень показательна разница между усвоением ребенком категории числа и категории грамматического рода, если первая усваивается очень рано, то усвоение второй происходит поздно и долго сопровождается отклонениями и нарушениями в оформлении рода существительных, прилагательных и особенно местоимений.

Общая лингвистическая концепция А.Н. Гвоздева определила и его отношение к практическим задачам языкознания. В этом плане очень показательны его работы по теории орфографии. Их характеризует глубокая разработка теоретических проблем орфографии, ее истории полемически острая и в то же время тщательная обоснованная защита морфологического принципа русской орфографии как наиболее удачного в практических целях практическая направленность, возможность помочь учителю «точно ставить конкретные задачи по проработке конкретных орфографических ошибок, допускаемых учащимися, и находить меры к их предупреждению и исправлению». Далее.

Гвоздев А.Н. основы русской орфографии // А.Н. Гвоздев. Избранные работы по орфографии и фонетике М. 1963. С. 27.

Стремление научить правильно пользоваться богатыми возможностями русского языка, понимать его систему и особенности строения характеризует и обращенное к студентам пособие «Современный русский литературный язык». Ч.1: «Фонетика и морфология» и Ч.2: «Синтаксис», выдержавшее четыре издания и до сих пор широко используемое в преподавании. Широкое распространение в вузовском преподавании получили и созданные А.Н. Гвоздевым сборники упражнений по современному русскому языку, содержащие разнообразные задания, приучающие студентов к творческой работе с языковым материалом.

Как и большинство учителей-словесников, вузовских филологов, Александр Николаевич Гвоздев был человеком очень скромным, неизбалованным, не привыкшим к почестям. Весь запас его знаний, стиль работы и отношение у жизни проецируются и на учеников. Не менее важно для города, что общесоюзная известность лингвистов А.Н. Гвоздева, В.А.Малаховского. А.А.Дементьева. С.В.Фроловой обеспечили известность Куйбышевской (Самарской) лингвистической школы, авторитет Куйбышева как гуманитарного центра.

А.Н. Гвоздев – автор 100 научных работ, в их числе – 14 книг, многие из которых неоднократно переиздавались. Каждый раз – с существенными дополнениями. Выход в свет мемориального издания «Александр Николаевич Гвоздев. Очерк жизни и творчества. Воспоминания. Переписка» дает возможность не характеризовать подробно каждое направление творчества ученого. Подчеркнем лишь масштабность всех осуществлявшихся исследований – несмотря на необычность для нашего времени научной биографии ученого.

А.Н. Гвоздев редко высказывался на общелингвистические темы. Он предпочитал заниматься конкретными исследованиями родного языка. Думается, это особенность Гвоздева как ученого связана с двумя моментами: 1) с достаточно устойчивой сложившейся традицией русских лингвистов и 2) с той исторической обстановкой, в которой пришлось ему работать.

Сосредоточивая главное внимание на конкретике родного языка, А.Н. Гвоздев вместе с тем проявлял глубокий интерес и к общетеоретическим проблемам. За каждым его утверждением, даже когда он просто описывал отдельный факт языка, стояло творческое обобщающее суждение. Гвоздевские наблюдения, его описания языка интересны каждому лингвисту именно тем, что они были оплодотворены глубокой, порой весьма оригинальной теоретической мыслью. Теоретические положения, которые выдвигались им по ходу дела и в учебных пособиях по современному русскому языку, и в «Очерках по стилистике», и в других его книгах, и в многочисленных статьях, - это не разрозненные положения. Они образуют систему – концепцию, которая составляет теоретический фундамент всех его исследований.

Что же представляет собой лингвистическая концепция Гвоздева? Попытаемся представить ее в самом общем виде.

Начнем, может быть, и не с самого важного, но существенного положения, которое отчетливо проявляется в «Современном русском литературном языке», особенно в разделе «Морфология». Язык рассматривается в духе московской, фортунатовской школы как система, основу которой составляет как противопоставление грамматических форм, так и грамматических категорий. Это вполне соответствует господствующему в 30-50-х гг. ХХ в. постулату, что язык не является психологической сущностью, как это считали младограмматики. Не случайно в работах А.Н. Гвоздева почти нет психологических терминов. Но если язык не психологичен, то он, безусловно, социален. Отсюда стремление Гвоздева описать в первую очередь устойчивое в речевой практике. И если он обращался к неологизмам разного рода, то не ради того, чтобы охарактеризовать индивидуальную манеру говорящего, а для характеристики языка как социального феномена, для того, например, чтобы продемонстрировать продуктивность морфемы, ее жизнеспособность. далее…

Блестящие новаторские работы А.Н. Гвоздева о детской речи целиком базируются на наблюдениях над индивидуальной речью, но его обобщения относились к языку. В этом отношении А.Н. Гвоздев как будто наследует идею младограмматиков об узусе. Но язык для А.Н. Гвоздева не был просто усреднением индивидуальных средств общения. Это скорее реализация общего языка, его воплощение в языке индивида, взрослого или ребенка. Вряд ли случайно он употребил в названии одной из своих статей сочетание детский язык, а не детская речь («Значение изучения детского языка для языкознания» ).

А.Н. Гвоздев принимал язык как он есть, во всей его сложности и своеобразии. Язык для него не абстракция, а конкретная сущность. Поэтому А.Н. Гвоздев много внимания уделял фактам и умел их, можно сказать, со вкусом анализировать. Любое общее положение, выдвинутое другими или им самим, он подвергал проверке все новыми и новыми фактами.

Вот маленький пример. Обычно слово образуется от другого с помощью той или иной морфемы: учить – учитель – учительство – учительствовать. Но всегда ли это так? Гвоздев приводил слова ругательство, разбирательство, домогательство, но ни ручателя, ни разбирателя, ни домогателя в русском языке нет и, скорее всего, никогда не было. И хотя А.Н. Гвоздев не делает здесь широких выводов, он заставляет работать мысль.

М.В. Панов, отнюдь не разделявший мысль А.Н. Гвоздева на проблемы фонологии, как-то с восхищением говорил о большом мастерстве его обращения с фактами, поразительной способности найти такие факты, которые (по крайней мере, на первый взгляд) противоречат выдвинутому положению. А ведь только факты и заставляют уточнять и развивать общие утверждения или опровергать их. Думается, что трактовка стилистики как науки, изучающей тонкие различия между языковыми фактами, вполне отвечала таланту Гвоздева и его представлениям о природе языка и задачах языкознания.

Вероятно, то обстоятельство, что А.Н. Гвоздев по взглядам на фонему решительно примкнул к Ленинградской школе, совершенно закономерно. Он не мог принять утверждения московских фонологов уже в силу того, что они приписывали языку весьма абстрактные свойства: фонема варьируется не на основе наблюдаемых фактов (звуков), но на основе их положения в иной по уровню и природе единице – морфеме. Конкретность, так сказать, наглядность суждений ленинградцев о варьировании фонемы как звуковой единицы звукового типа, в гораздо большей степени – устраивала А.Н. Гвоздева.

В исследовании языковых фактов А.Н. Гвоздев сосредоточил свои усилия на современном русском языке. Значит ли это, что он разделял одно из положений лингвистики о разграничении синхронии и диахронии? Пожалуй, да. Он нигде не смешивал этих вещей. Синхронный срез языка представляет собой особый мир. Но этот мир не изолирован от собственной истории. Поэтому, описывая современный русский язык, А.Н.Гвоздев иногда обращается к истории, иногда даже говорил о перспективе развития (ср. его суждения о тенденциях в области орфоэпии русского языка).

Однако главное в позиции А.Н.Гвоздева не это разграничение, а подход к языку, как явлению живому, находящемуся в постоянном движении и развитии. Концепцию А.Н. Гвоздева можно назвать функциональной в самом широком смысле этого слова. Далее.

С особенной наглядностью смысл этого термина можно продемонстрировать на примере его синтаксической системы. А.Н. Гвоздев тщательным образом анализирует синтаксические средства выражения, но в центре его внимания – те функции, которые они выполняют, те условия, в которых они употребляются. (…) А.Н. Гвоздев видел сущность синтаксических явлений в их функционально природе, а функции языковых средств тесно связаны с логическими категориями, но не тождественны им.

Концепция А.Н. Гвоздева не соответствует один к одному современной лингвистике. А.Н. Гвоздев был сыном своего времени, и его воззрения на язык не могли не определяться господствовавшим в середине XX века континуумом лингвистических идей. Но это был оригинальный исследователь, который шел своими, во многом непроторенными путями, и его пионерские работы, особенно в области детской речи и стилистики, остаются во многом настольными книгами и сегодня.

(…) Стилистические воззрения А.Н. Гвоздева оказались перспективными и продуктивными потому, что в них заложены и в той или иной мере теоретически сформулированы и практически (в анализе материала) представлены многие принципиальные для развития стилистики положения.

Так, важно, что автор «Очерков по стилистике» стоит на функциональных и коммуникативных позициях при определении и стилистики как науки, и стилистических средств языка. Кстати, этот функциональный подход выразился в том, что А.Н. Гвоздев везде, где только позволял материал, обращался к характеристике использования стилистико-языковых ресурсов в различных функциональных стилях речи. Одной из особенностей стилистики автор считает то, что она «подходит к фактам со стороны их функций, устанавливая как смысловые, так и экспрессивные своеобразия отдельных явлений в ряду других». Далее.

Гвоздев А.Н. Современный русский литературный язык Ч.1. М. 1958.

Кроме того, А.Н. Гвоздев связывает вопросы стилистики с явлениями синонимии языка и обращается к характеристике тонких смысловых оттенков языковых явлений, как бы соединяя стилистику с семантикой.

Существенно то, что, затрагивая вопросы языкового своеобразия функциональных стилей, А.Н. Гвоздев неоднократно касается характеристик и научной речи, кстати, основанных на собственных исследованиях научных текстов (в частности работ И.П. Павлова). Пожалуй, это первые попытки стилевого анализа научных текстов, причем в то время, когда эти тексты многими языковедами не считались объектами лингвистики. В связи с этим можно говорить о предвидении автором развития стилистики.

Разносторонность, богатство научного наследия А.Н. Гвоздева поражают вдвойне: во-первых, оригинальностью, умением сказать свое новое слово в любой области, за которую брался во-вторых, резким контрастом между заслуженном троном на Олимпе и житейскими, человеческими страданиями здесь, на грешной земле.

Велики заслуги А.Н. Гвоздева – лингвиста но для нас он – создатель новой науки, теории речевого развития ребенка. Всю жизнь он изучал жизнь детей, его труды стали классикой лингводидактики. В этой области он до сих пор не имеет себе равных.

Едва ли не первым А.Н. Гвоздев ввел в научный обиход понятие «воздействие окружающей среды» сегодня языковая среда исследуется психологами, лингвистами, методистами языка в ряду факторов усвоения языка, а именно: а) потребность эмоционального, а позже содержательного, интеллектуального общения с близкими б) положительные эмоции и активность личности, мотивация в) постоянное развитие физиологического аппарата речи г) потребность номинации, обобщения и предикации.

А.Н. Гвоздев, более 20 лет отдавший куйбышевскому педагогическому институту, оставил редкое по богатству научное и педагогическое наследие, обеспечившее ему широкую известность не только в Советском Союзе, но и за рубежом. Среди его трудов 14 книг, опубликовавшихся и переиздававшихся в Учпедгизе, «Просвещении», издательстве Академии педагогических наук РСФСР и других издательствах. Это:

• два тома вузовского курса «Современный русский литературный язык» (М. 1958, 1961, 1967 – 1968, 1973)

• «Сборник упражнений по современному русскому языку» (М. Л. 1947 М. 1950, 1953, 1964 Куйбышев, 1981)

• «Усвоение ребенком звуковой стороны русского языка» (М. Л. 1948)

• два тома монографии «Формирование у ребенка грамматического строя русского языка» (М. Л. 1949)

• «О фонологических средствах русского языка» (М. Л. 1949)

• «Основы русской орфографии» (М. Л. 1947 М. 1950, 1951, 1954)

• «Об основах русского правописания: В защиту морфологического принципа русской орфографии» (М. 1960)

• «Очерки по стилистике русского языка» (М. 1952, 1955, 1965)

• «Вопросы изучения детской речи» (М. 1961)

• «Избранные работы по орфографии и фонетике» (М. 1963)

• «От первых слов до первого класса: Дневник научных наблюдений» (Издательство Саратовского университета, 1981)

• «Развитие словарного запаса в первые годы жизни ребенка» (Куйбышевск. филиал Саратовского университета, 1990).

Удивительна хронология крупных публикаций в 1947 – 1952 гг. (лишь отчасти завершающих предыдущий этап изучения детской речи, но главным образом – новых):

1947 – «Основы русской орфографии», «Сборник упражнений по современному русскому языку»

1948 – «О фонологических средствах русского языка», «Усвоение ребенком звуковой стороны языка»

1949 – «Формирование у ребенка грамматического строя русского языка»

1950 – 2-е издание «Сборник упражнений…» (в 1-м издании – 160 с. во 2-м – 210 с.) 2-е издание «Основ русской орфографии»

1951 – 3-е издание «Основ русской орфографии» (119 с.)

1952 – «Очерки по стилистике русского языка».

Диалектологические исследования А.Н. Гвоздева

Толчком для диалектологических исследований, по свидетельству самого А.Н. Гвоздева, послужила работа в Пензенском институте народного образования, где он вел курсы (цитируем по рукописи автобиографии) :

«1) История русского языка с семинарием по памятникам и диалектологическим материалам,

2) История русского литературного языка,

3) Семинарий по фольклору,

4) Методика родного языка,

5) Развитие речи».

Работа по изучению пензенских говоров сразу приобрела масштабный характер. О том, насколько целеустремленно и оперативно она была развернута, можно судить по ряду дат.

Начата, как пишет Александр Николаевич, в 1921 г.

Собственные диалектологические поездки осуществлены в 1922, 1923, 1924 гг.

Анкета для получения массовых материалов опубликована в 1923 г. а уже в 1925 г. издана обобщающая работа «Типы великорусских говоров Пензенской губернии», в ней использовано свыше 500 ответов на Анкету по 390 населенным пунктам. Такой густой сетки исследования тогдашняя диалектология, безусловно, еще не имела. Не удивительно, что членом Московской диалектологической комиссии А.Н. Гвоздев был избран почти сразу после доклада о пензенских говорах, который в 1925 г. сделал в этой комиссии. Доклад сопровождался демонстрацией диалектологической карты.

Видимо, к позднему пензенскому периоду относится завершение Диалектологического атласа бывшей Пензенской губернии, включавшего 24 карты распространения важнейших диалектных особенностей. Это был первый региональный диалектологический атлас.

Труды по детской речи

В основном к пензенскому периоду относятся и исследования А.Н. Гвоздева по детской речи. Они составляют одну из самых оригинальных сфер этого наследия – недаром признаются явлением уникальным в мировой лингвистической практике.

Значительность их определяется и широтой замысла, и тем, что принято в наше время называть «конечным результатом», и общим гуманистическим пафосом. При публикации эти исследования составили шесть книг. Среди них самая обширная – «Вопросы изучения детской речи». Это издание обобщило ранее опубликованные работы А.Н. Гвоздева: два не повторяющие друг друга исследования об усвоении ребенком звуковой стороны языка два тома монографии «Формирование у ребенка грамматического строя русского языка» и две статьи: «Значение изучения детского языка для языкознания» и «Как дети дошкольного возраста наблюдают явления языка».

Лишь через десятилетие после смерти А.Н. Гвоздева увидели свет две неизданные при его жизни работы. Это дневник, составивший основу всех его исследований по детской речи, – «От первых слов до первого класса: дневник научных наблюдений». Далее.

Издательство Саратовск. ун-та, 1981. 322 с.) и исследование, посвященное усвоению лексики, – «Развитие словарного запаса в первые годы жизни ребенка». Несомненной заслугой автора была разработка методики наблюдения и записей.

При общей убежденности в заинтересованном отношении ребенка к языка, А.Н. Гвоздев остается объективен и строг как ученый-лингвист. Констатируя многосторонность проявлений такой заинтересованности, он отмечает и определенные ограничения. Замечания и вопросы ребенка широко затрагивают, по его наблюдениям, особенности произношения, разнообразные аспекты лексической семантики, восприятие эмоционального звучания различных средств языка, социальные развития в использовании этих средств и т. д.

Для педагогических устремлений и поисков ученого очень характерна, например, одна из его ранних методических статей «Иллюстрирование в наблюдении над языком». Далее.

Русский язык в школе: Сб. Вып. 9. Л. 1926. Может быть, в ней автор даже слишком расширяет возможности использования рисунков учителя при объяснении многообразных, подчас очень отвлеченных и сложных языковых фактов, но статья (…) ярко обнаруживает горячее желание сделать для маленьких слушателей интересным, предельно наглядным и понятным как можно большее число языковых явлений и процессов.

Значение «Дневника…» отнюдь не исчерпывается ролью «черновых записей», использованных автором в его последующих лингвистических трудах.

Примечателен язык рукописи: строгость и точность сочетаются в нем с необычайной красочностью. Чтение рукописи доставляет истинное удовольствие, пожалуй, не меньшее, чем чтение знаменитой книги К.И. Чуковского «От двух до пяти».

Психологический интерес представляет как дневник в целом, так и отдельные его фрагменты. Характерна, например, та конкретность и «активность» восприятия ребенка, которая фиксируется в эпизодах рассматривания картинок и чтения сказок.

Со стороны научной «Дневник…» в силу своего жанра своеобразно дополняет даже те направления исследования, которые исчерпывающе реализованы в опубликованных трудах А.Н. Гвоздева: в совокупности дневниковых записей процесс становления и постепенного развития, совершенствования речевых навыков оказывается особенно наглядным, конкретным, заметным для читателя.

Несомненно, что «Дневник…» дает богатейший документальный материал для многосторонней научной интерпретации последующими исследователями. По разным линиям материал «Дневника…» может быть обобщен исследователями в плане психологическом и собственно педагогическом. Даже в аспекте лингвистическом материалы «Дневника…» использованы самим А.Н. Гвоздевым не полностью. Не получили законченного обобщения дневниковые наблюдения над словоупотреблением ребенка не анализировался материал «Дневника…» с точки зрения отражения речи ребенка специфически разговорных особенностей, не исчерпаны до конца возможности изучения грамматических явлений, детских новообразований.

Богатство разносторонних наблюдений обеспечивает «Дневнику…» значение не только объекта дальнейшего изучения, источника ценнейших научных материалов, но и чрезвычайно интересного прецедента для последующих исследователей.

Создание вузовской учебной литературы

Говоря об А.Н. Гвоздеве, но и шире – вообще о куйбышевских (самарских) лингвистах, нельзя пройти мимо того, как много было сделано ими в 40 – 70 гг. ХХ в. для вузовского преподавания лингвистических курсов.

А.Н. Гвоздеву и А.А. Дементьеву принадлежат первые в стране пособия для практических занятий: у А.Н. Гвоздева это «Сборник упражнений по современному русскому языку» (М. Л. 1947) у А.А. Дементьева – «Сборник задач и упражнений по исторической грамматике русского языка» (М, 1946).

Позже вышли пособия для практических занятий еще по трем лингвистическим курсам:

• Малаховский В.А. Сборник задач и упражнений по курсу «Введение в языкознание». М. 1960.

• Скобликова Е.С. Сборник упражнений по стилистике русского языка. М. 1965.

• Дементьев А.А. Сборник задач и упражнений по старославянскому языку. М. 1975.

В совокупности они охватывали, таким образом, почти все лингвистические дисциплины.

Цикл составляют курсы по стилистике и современному русскому языку. Среди них: «Очерки по стилистике русского языка» (М. 1952, 1955, 1956), двухтомный «Современный русский литературный язык» А.Н. Гвоздева, а также «Современный русский литературный язык: синтаксис простого предложения» (М. 1979) Е.С. Скобликовой .

Книги А.Н. Гвоздева по современному русскому языку и стилистике вышли в условиях читательского голода. Вузовские пособия для практических занятий отсутствовали совсем. Далее.

Конспективно краткий учебник С.И. Абакумова «Современный русский литературный язык» был издан в 1942 г. Только в 1958 г. параллельно с двухтомником А.Н. Гвоздева выходит тоже двухтомный учебник «Современный русский язык» коллектива авторов МГУ под ред. профессора Е.М. Галкиной-Федорук.

Вопросы фонологии и морфологии в трудах А.Н. Гвоздева

«Внимание к звуковой стороне языка, - пишет Е. В. Ухмылина, - отличает все труды А.Н. Гвоздева, включая его работы по синтаксису, стилистике, орфографии и детской речи. Это внимание стимулировалось многими причинами. Главная из них – осознание глубокой социальной значимости «природной материи языка».

Далее.

Ухмылина Е.В. А.Н. Гвоздев – фонетист и фонолог // Вопросы русского языкознания. Вып. 2: Русский язык и его диалекты. Куйбышев, КГУ, 1976. С. 3-4.

«Звуковая сторона речи, - пишет А. Н. Гвоздев, - …является тем средством, которое позволяет каждому из участников речевого общения передавать другим содержание своих мыслей» «обеспечивая речевое общение, звуки речи приобретают социальную функцию».

Далее.

Гвоздев А.Н. Вопросы изучения детской речи. М. 1961. С. 118.

Социальный подход к оценке фонетических средств языка определил цельность теоретических и собственно исследовательских поисков А.Н.Гвоздева. Ученый постоянно стремился показать различие тех коммуникативных возможностей, которые обеспечиваются для участников общения устной и письменной формами литературного языка, разными фонетическими системами диалектов, стремился раскрыть системные соотношения языковых средств в устной и письменной речи, показать влияния социальных факторов на развитие фонетических систем (в частности, систем диалектных) и т. д. Все эти работы так или иначе обращены к «звучащей речи».

Далее.

Ухмылина Е. В. Гвоздев А. Н. – фонетист и фонолог. Вопросы русского языкознания: Вып.2: Русский язык и его диалекты. Куйбышев. КГУ, 1976. С. 3-4.

Естественен на этом фоне глубокий интерес А.Н. Гвоздева к фонологическим и морфологическим проблемам. Особенно интенсивно они разрабатывались им в последнее десятилетие жизни, к которому относится и его главная работа по фонологии «О фонологических средствах русского языка» (М. 1949) и 9 опубликованных статей, три из которых (изданные в 1960 г.) написаны едва ли не в последние недели-месяцы его жизни.

В разработке отвлечённых и сложных вопросов фонологии и морфологии А. Н. Гвоздев проявил себя как исследователь, решающий теоретические вопросы на основе все более и более широкого и полного изучения языкового материала, все более основательной аргументации своих позиций.

Взгляды щербовской – «ленинградской» - фонологической школы (ЛФШ) А. Н. Гвоздев развивает на основе тщательного выявления всех различительных (дистинктивных) возможностей русской фонетики.

В советской русистике А.Н. Гвоздев впервые расширил рамки самих объектов фонологии. В книге «О фонологических средствах…» в числе таких объектов А. Н. Гвоздев рассматривает не только фонемы, но также словесное и фразовое ударение, паузы, мелодические средства. Небезынтересно, что в общих курсах фонетики совокупность этих средств позже описывается только у авторов-представителей Ленинградской фонологической школы (у П. Л. Буланина, М. И. Матусевич, Л. Р. Зингера).

Оригинальна разработанная А. Н. Гвоздевым методика фонологической оценки звуков слабых позиций – главный пункт расхождений между Московской и Ленинградской школами (МФШ и ЛФШ).

Категория: Популярное | Добавил: saratov-8452 (15.09.2015)
Просмотров: 807 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar